Политика культурного разнообразия в России

По данным переписи населения 2010 года на территории нашей страны проживают представители более 180 национальностей (этнических групп).

На протяжении веков люди, обладающие разным языком, традициями, обычаями, верой существовали бок о бок друг с другом на одной территории. Многонациональность российского государства ставит перед страной сложную задачу выработки единой стратегии в сфере национальной и языковой политики.

На протяжении почти тридцати лет существования современной России на политической карте мира проблемы, связанные с национальной, религиозной, культурной разнородностью общества, не стали менее острыми. И если в период 90-х годов на передний план выходили вопросы, связанные с сепаратизмом ряда территорий, то на рубеже первого и второго десятилетия нового века в иерархии культурных противоречий особое место стали занимать проблемы мигрантов и социальная напряженность между иммигрантами различных поколений и коренным населением.

В связи с этим встает необходимость выбора оптимального направления развития современной России для более эффективного решения как миграционных вопросов, так и этнического конфликта среди коренного населения. Можно выделить несколько глобальных моделей политики культурного разнообразия: ассимиляция, сегрегация, интернационализм, мультикультурализм и наиболее современный интеркультурализм. Рассмотрим каждую их них и возможность их применения к российским реалиям. Сегодня остановимся на понятиях ассимиляции и сегрегации.

Суть ассимиляционной модели заключается в постепенном стирании особенностей культуры меньшинства и включении их в господствующую группу общества. В качестве примера стратегии ассимиляции, как правило, приводят культурную политику Франции, имеющую долгую и неоднородную историю принятия иммигрантов, массовый приток которых не прекращался с XIX в. В данной стратегии акцент делается на изменении базовых ценностей и образа жизни иммигрантов, их соответствии ценностным и поведенческим моделям, принятым в принимающем обществе. Понятие гражданства и, следовательно, принадлежность к нации как политической общности должны превалировать над этнической, культурной, религиозной и прочей групповой принадлежностью.

Пока среди иммигрантов основную долю составляли прибывшие из культурно «близких» стран Европы, республиканская модель справлялась с задачей интеграции, хотя и далеко не всегда защищала их от шовинистских настроений коренного населения. Именно столкновение иных религий и светских ценностей Пятой республики часто называется одним из основных препятствий  на пути интеграции иммигрантов из стран Магриба.

Основанная на принципах равенства модель интеграции неприемлема для тех этнических меньшинств, которые хотят отстоять специфичность своего уклада жизни. Это приводит к образованию гетто, которые позволяют им сохранять и культивировать свои традиции, манеру поведения, семейный уклад, культуру в целом. Что, в свою очередь, вызывает отторжение со стороны принимающего населения, а это, соответственно, влечет за собой ответную реакцию жителей этих «гетто». Подобный замкнутый круг усиливает социальную напряженность, взаимное отторжение и неприятие как коренным населением, так и иммигрантами другой культуры.

Следует отметить, что успеху проведения политики ассимиляции в прошлом значительно способствовал и низкий уровень развития информационно-телекоммуникационных технологий. Отсутствие быстрых и дешевых средств связи, транспорта, делали практически невозможным сохранение информационной и культурной связи иммигрантов со страной исхода. На современном этапе развития средств связи и коммуникации иммигрант при желании может сохранять практически в полном объеме информационно-культурную связь с родиной, даже находясь в значительном от нее удалении.

Стоит, однако, отметить, что данная модель не приемлема для Российской Федерации так как сохранение национальной идентичности меньшинств, как по национальности, так и по вере, было не одно столетие одним из основных направлений культурной политики государства.

Одним из самых жестких вариантов взаимодействия принимающего сообщества с иммигрантами является сегрегация, которая может быть фактической или юридической.

Сегрегация подразумевает существование четкой границы между коренными жителями и приезжими. В первом случае существует раздельное проживание, обучение представителей разных этносов, а во втором законодательно закреплены ограничения для представителей не титульного народа. В качестве примера можно привести Малайзию, где около трети жителей страны составляют китайцы и индийцы, которые не имеют права занимать государственные должности и такое положение вещей не вызывает у граждан сильного недовольства.

Однако важно отметить, что такое возможно только в традиционных обществах. В случае же современных обществ, к которым относится и Россия, такой подход приведет к росту напряженности между социальными группами и возникновению этнических анклавов.

Источник: http://spbdn.ru/news/37695/

Читайте также:

WordPress Lessons